50 лет Новосибирской ГЭС

12 августа 1961 года — 50 лет назад Новосибирская ГЭС была принята в промышленную эксплуатацию. По этому поводу, опубликована очень интересная статья, которую хотелось бы воспроизвести здесь. Некоторые фотографии взяты из обзора [info]gelio_nsk о микрорайоне ОбьГЭС в Новосибирске


Об экономичном использовании водных ресурсов в Ново-Николаевске (так называли Новосибирск до 1925 года) задумались в начале прошлого века. Местный житель Иван Семенов писал властям в 1912 году: «…У меня витала мысль, глядя на естественные силы как реки Каменки, так и реки Ини: зачем без умолку и без пользы рокочут и бурлят эти реки… если бы люди заставили этих неумолкаемых говорунов работать на пользу себе, ведь от этого они хуже не были бы, но зато какую бы великую услугу оказали…»

Взяв мысли Семенова на заметку, городская управа вспомнила о купце Горохове, у которого имелась водяная мельница на реке Бердь, и попросила его поделиться опытом. Кроме этого, власти обратились с просьбой к специалистам Риги, Кургана, Томска, Екатеринбурга, Санкт-Петербурга о проведении изыскательных работ на реке Иня — именно на ней, а не на Оби. Однако Первая Мировая война, а затем Октябрьская революция заставили на время забыть о будущей ГЭС.

К идее строительства гидроэлектростанции вернулись в 30-е годы. Но снова не успели — началась Великая Отечественная война. И только после ее окончания, спустя пару месяцев, изыскатели приехали на Обь, одну из крупнейших рек в мире.

Планировкой Новосибирской ГЭС занималось ленинградское отделение «Гидроэнергопроекта». Его представители с группой специалистов приехали в Новосибирск в 1945 году, чтобы выбрать наиболее благоприятный в географическом и топографическом плане створ гидроузла.

Вариантов развития событий было несколько. Многие считали, что ГЭС должна стать достопримечательностью Новосибирска, и строить ее нужно непременно в черте города. «Она бы внесла в пейзаж совершенно новые мотивы, неузнаваемо изменила прибрежные кварталы, объединив их красивой набережной. Это было очень заманчиво», — вспоминал главный инженер Новосибирской ГЭС Борис Дубровский.

Параллельно исследовались еще два участка — у деревни Бугры и села Нижние Чемы. Бугры были хороши узким руслом реки — всего 2-3 км, но пришлось бы затопить железнодорожный мост, городские строения, промышленные предприятия и даже железнодорожную линию Новосибирск-Барнаул. Нижние Чемы признали более «щадящим» вариантом, и строить ГЭС решили именно здесь, в 18 километрах от города.

Под затопление попали 10 307 дворов 51 населенного пункта Новосибирской области, среди них целые селения — Верхние Чемы, Тюменькино, Верхняя Ельцовка, Старый Шарап, Елбань, Усть-Хмелевка и многие другие.

Первые строители приехали в Нижние Чемы в конце сороковых. Жили в деревянных брезентовых палатках, вагончиках, на квартирах в окрестных деревнях и даже в землянках. «Сначала меня поселили в утепленной палатке с буржуйкой, но пришлось уступить ее семье с маленькими детьми и уйти на квартиру в Огурцово. Когда построили больничный барак при строящейся ГЭС, мне отвели в нем маленький закуток», — рассказывала Таисия Козленко, одна из первых медицинских работников на Новосибирской ГЭС.

С весны 1950 года в глухих местах закипела работа. На месте, где предполагалось строительство плотины, было огромное торфяное болото. Руководство приняло решение: воду откачать, торфяник заморозить, а позже с помощью взрывов произвести его выемку.

«Круглые сутки, часто сменяя друг друга, люди работают в ледяной воде. Спирт и горячая пища греют кратковременно. Экскаваторы тонут, автомашины ползут по глубокой колее. Людям и машинам очень трудно. Но план выемки торфа выполняется…», — так Борис Дубровский описал один из самых тяжелых этапов строительства. Около 12 млн кубометров грунта перекачали и уложили в тело плотины. Такого передвижения земли Западная Сибирь еще не знала.

Самое трудное — перекрытие реки — было еще впереди. Холодной осенью 1956 года, строителям предстояло навеки усмирить бег бурной Оби. В ночь на 25 октября с наведенного понтонного моста самосвалы начали сбрасывать в воду тонны грунта. Уже к утру из реки стали показываться первые глыбы. Но не тут-то было — спустя сутки, 27 октября, шквальный ветер с дождем и снегом изменил планы строителей. Обь напоследок показала свой крутой нрав: сорвала понтонный мост, размыла плотину и вновь вошла в привычное русло.

Тогда, впервые в истории, решили вести работы совершенно новым способом — сбрасывать грунт самосвалами с двух берегов, ведя отсыпку навстречу друг другу, а не с понтонного моста.

Параллельно в воду закидывали каменные гирлянды — их придумал инженер Московченко. Принцип изготовления был прост: в огромные каменные валуны весом более тонны вбивали металлический стержень, обматывали арматурным железом и бросали в реку в связках по четыре-пять штук.

«Створ был местом, где кормились лоси, — рассказывает Виктор Славкин, бывший начальник технического отдела дирекции ГЭС. — Как-то раз один из них забрел на трансформаторную площадку, вызвав своим посещением переполох среди сотрудников. Охранники вспугнули животное, лось побежал по мостику трансформаторной площадки и с раздельного устоя бросился в бушующий поток водосливной плотины. Это было вдвойне опасно для лесного жителя — ведь в воде находятся пирсогасительные устройства. Удивительно, но лось целый и невредимый благополучно выбрался на берег».

После укрощения строптивой Оби встал вопрос о бетонировании дороги, соединяющей два берега Советского района Новосибирска. Очевидно, что без нее было не обойтись. В это же время, в 1959 году, ГЭС посетил Никита Хрущев. Он указал руководству на медлительность строительства и его дороговизну. Бюджет скомандовали урезать. Под горячую руку попала и дорога — изначально бетон хотели укладывать шириной всего в четыре метра — получалось однополосное движение только в одну сторону. Но, взвесив все «за» и «против», дорогу решили делать девятиметровой, а сэкономить на облицовочной плитке.

Почти одновременно с Новосибирской ГЭС возводили и другие — Куйбышевскую на Волге, Братскую и Иркутскую на Ангаре, Каховскую на Днепре. И во всех, как правило, здание отделывали плиткой. Так же должно было случиться и с Новосибирской, но после визита Хрущева сметы урезали, деньги пустили на дорогу, а здание вместо облицовки плиткой, недолго думая, оштукатурили.

Первый гидроагрегат Новосибирской ГЭС был включен в сеть 10 ноября 1957 года, именно тогда она начала вырабатывать промышленный ток. Что было очень кстати: энергетические мощности четырех ТЭЦ Новосибирска и Барабинской ГРЭС уже не удовлетворяли потребностей растущего города и области в электроэнергии.

Годы временной эксплуатации оказались суровыми: при пуске второго агрегата 31 декабря 1957 года из-за сорокаградусного мороза мостовые краны не смогли оторвать примерзший рабочий затвор от порога. В результате механизм не выдержал, лопнула тележка крана — природа взяла свое. В сложных условиях проходили и пуски остальных агрегатов.

Строители возвели временный шатер, чтобы ни на минуту не прекращать процесс пробной эксплуатации. Последний, седьмой агрегат включили в сеть 31 марта 1959 года.

С тех пор прошло ровно пятьдесят лет. В ближайших планах Новосибирской ГЭС — модернизация. При запуске в 1961 году ее мощность составляла 400 МВт, сейчас — 455 МВт, а к 2020 году — уже 574 МВт.

Добавлю еще несколько слов от себя. Новосибирская ГЭС — единственная гидроэлектростанция в российской части огромного бассейна Оби (несколько ГЭС построено на Иртыше и его притоках в Казахстане). В то же время, гидроэнергетические ресурсы верховий реки и ее притоков весьма велики. Их использование — дело будущего; первая ласточка — проект малой ГЭС «Чибит» на реке Чуя, на Алтае.

Материалы и фотографии представлены пресс-службой Новосибирской ГЭС


Поделиться



Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Имя*
E-mail*
Сайт
Комментарий

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>