Как помочь реке?

Не так давно директор Института водных проблем В. Данилов-Данильян высказал свое видение некоторых аспектов ситуации с Чебоксарским водохранилищем. В ответ Координационный центр движения «Поможем реке» опубликовал статью с собственным мнением по этим вопросам. Это мнение настолько примечательно, что его стоит разобрать поподробнее. Красным цветом – текст статьи, черным – мои комментарии.

В.Данилов-Данильян

«Поднятие уровня с 63 до 68 метров поможет избавиться от мелководий, где вода гниёт… Чебоксарское водохранилище имеет рекордное их количество. Это наносит колоссальный экологический ущерб», — сказал Данилов-Данильян.

По его словам, на этапе проектирования защите берегов и борьбе с мелководьями почти не уделяли внимания. Вместе с тем, если сейчас «поднять уровень не как попало», а с надлежащими берегоукрепительными работами, это позволит избавиться от подобных мелководий, которые исчезнут при затоплении.

«Эксперт — это человек, который перестал мыслить, потому что он знает!»

Допустим, Волгу закуют в бетонные берега аж от Чебоксар до Нижнего. Что тогда?

Во-первых, это безумно дорого, и Русгидро это невыгодно – у них цель прибыли побольше получить, а не новый грандиозный канал воздвигнуть.

Во-вторых, и это самое главное — такое «бетонное укрепление берегов» вызовет катастрофические наводнения на территориях за защитными сооружениями.

Классический демагогический прием – приписывание человеку ерунды, которой он не говорил, с последующим красивым ее разгромом.  Как нетрудно убедиться, Данилов-Данильян не предлагает “заковать Волгу в бетонные берега от Чебоксар до Нижнего”. Он указывает на необходимость берегоукрепительных работ, но это вовсе не означает, что берегоукрепления необходимы по всей береговой линии водохранилища.

Их сооружение имеет смысл главным образом на правом, возвышенном берегу,   причем не на всех участках, а лишь на тех, где процессы берегопереработки (обрушения берегов под действием волн) наиболее опасны. И такие берегоукрепления проектируются, например, на участке между Чебоксарами и Новочебоксарска, у Ядрина, в районе Нижнего Новгорода и т.п. Помимо защиты земель, это позволит несколько сократить площадь мелководий, образующихся при разрушении берегов.

Вода найдёт коварный выход снизу — под защитной дамбой.

Без тени смущения вместо берегоукреплений нам начинают рассказывать про защитные дамбы, о которых Данилов-Данильян вообще ничего не говорил. А это принципиально разные инженерные сооружения. Т.е. снова применяется уже описанный выше демагогический прием. Хотя вполне возможен и другой вариант — авторы статьи по причине некомпетентности в вопросах гидротехники просто не понимают разницы между дамбами и берегоукреплениями.

Ну и само утверждение о том, что “вода пройдет под защитной дамбой”, может вызвать у тех, кто хоть немного знаком с гидротехникой, только улыбку. В мире построено масса высотных плотин, которые сдерживают напор воды в сто-двести метров – и вода под ними рекой не течет. Напоры же воды на защитных дамбах – всего несколько метров. Безусловно, небольшая фильтрация через плотины и дамбы всегда имеет место, для отвода этих вод обратно в водоем в конструкции гидротехнических сооружений всегда предусматривается дренажная система. Это нормально и никакой опасности не несет.

Нидерланды, которые аккуратно, чисто, чётко укрепляли подобным образом берега всех своих рек и превратили их в каналы, получили беду хуже прежней. Начались ужасные наводнения далеко за дамбами. И теперь, имея горький опыт за плечами, тратят сотни миллионов евро, чтобы исправить ситуацию. И живут сейчас в Нидерландах по новой концепции “more space for river” — больше пространства реке, нужно дать реке разлиться, чтобы избежать наводнений. Сейчас реализуется множество проектов, в которых дамбы либо ликвидируются, либо относятся дальше от берегов реки, таким образом, наводнения «гаснут», они не такие опасные и многоводные.

Ну что же, поговорим про Нидерланды. Для начала, ситуация в Нидерландах принципиально отличается от  того, что мы имеем в регионах, на территории которых расположено Чебоксарское водохранилище.

Нидерланды расположены в дельте нескольких рек —  Рейна, Мааса и Шельды. Сток этих рек не зарегулирован, т.е. крупных водохранилищ, способных принять объемы воды при сильных паводках, на этих реках просто нет и создать их невозможно. А создание регулирующих водохранилищ – общепризнанный и наиболее надежный способ защиты от наводнений.

В этих условиях, в Нидерландах создают по-сути “временные водохранилища” в пойме и на низких речных террасах, заполняемые водой в сильные паводки. Для этого и производится перенос дамб, которые из-за острого дефицита земли в этой стране были понастроены прямо у русла реки, а также производится ряд других мероприятий, в частности углубление поймы и строительство обводных каналов. При этом, от сооружения дамб голландцы отнюдь не отказываются, просто они переносятся, условно говоря, со “дна” к “берегам” временного водохранилища, плюс дабы ранжируются по высоте. Еще раз подчеркну, что это вынужденное решение, обусловленное отсутствием возможности применения более эффективных мер в виде создания регулирующих водохранилищ, несущее свои риски.

Ситуация с Чебоксарским водохранилищем принципиально иная. Водохранилище само по себе является средством защиты от наводнений, аккумулируя в своем свободном объеме паводковый сток. При существующей ситуации оно не может выполнять этой функции (свободный объем отсутствует), соответственно при сильных половодьях создается угроза затопления застроенных территорий как в нижнем бьефе, так и в верхнем (из-за незавершенного строительства инженерных защит).

Конечно, в проекте подъёма уровня воды на отметку 68 метров, речь идёт только о защитных сооружениях для населённых пунктов. Но в этом случае забавно утверждать, что площадь мелководий станет меньше.

Это не так. Защищаются не только населенные пункты, но и обширные площади сельхознизин – Ядринской, Юринской, Великовской, Курмышской, Озеро-Руткинской, Фокинской и др. Это десятки тысяч гектар земли, которые в противном случае стали бы мелководьями.

Наконец, главная причина гниения воды. А это замедление водообмена, снижение скорости пробега воды, которые мы получим в результате подъёма уровня воды в водохранилище. Это главная беда для качества воды — это доказала сама жизнь. Оглянитесь на волжские водохранилища, что видим?

Снижение самоочищающейся способности, эвтрофирование… Вода гниёт только в стоячих водоёмах. Всё это происходит только в водоёмах замедленного водообмена, именно водообмен и скорость течения воды во многом определяет основные гидрологические особенности и является интегральным показателем.

Причина эвтрофирования воды – не в водохранилищах, а в повышенном количестве сбросов в водоемы сточных вод, содержащих фосфаты. И именно с этим нужно бороться. Водохранилища в этом смысле мало отличаются от природных водоемов – широко известна эвтрофикация Великих озер в США, Озера Виктория в Африке, Женевского озера, участков Северного моря в конце 1980-х и т.п. И этот процесс идет не только в водоемах с замедленным водообменном (хотя в них, безусловно, условия для этого более благоприятные), но и в реках – самый известный случай произошел еще в 1858 году на р.Темзе (знаменитое “Великое зловоние”, из-за которого даже пришлось приостановить работу парламента).

Проблема мелководий очень остра именно для равнинных водохранилищ, площади мелководий достигают здесь 30–40 %. С мелководьями связаны такие отрицательные последствия как потеря затопленных земель, их заболачивание, непродуктивное испарение, бурное развитие водной растительности, её гниение и ухудшение качества воды водоёмов, неблагоприятные санитарно-гигиенические условия, промерзание мелководий зимой, гибель в это время рыбы и водных животных.

Совершенно верно, площади мелководий в 30-40% недопустимы. Именно поэтому санитарными нормами и правилами установлено, что площадь мелководий в водохранилищах не должна превышать 20%. На существующей непроектной отметке 63 м площадь мелководий составляет 31,5%, что недопустимо. Поднятие уровня водохранилища до проектной отметки 68 м позволит снизить долю мелководий до допустимых 20%.

Подъём воды на отметку 68 м вызовет резкое ухудшение качества воды из-за снижения скорости водообмена и сброс в водохранилище неочищенных сточных вод (промышленных, коммунальных, сельскохозяйственных, ливневых стоков…). Есть ещё загрязнители — базы отдыха, санатории, пансионаты и др. плюс интенсивное хозяйственное освоение побережий.

Такие промышленные города, как Нижний Новгород, Кстово, Дзержинск и др. оказывают и будут оказывать тяжелейшее влияние на водоём.

Если в реках, благодаря процессам перемешивания и самоочищения при естественном режиме подобная ситуация не всегда означает катастрофу, то в случае зарегулированного стока процессы ухудшения качества воды приобретают катастрофический характер.

Отнюдь. Водохранилища в целом более устойчивы к загрязнениям, по сравнению с реками (за исключением загрязнения фосфатами). Основные причины этого —  больший объем воды, которая более эффективно разбавляет загрязнения,  а также снижение скорости течения, что вызывает осаждение загрязнителей в донные отложения (т.е. водохранилища работают как огромные отстойники). Т.е. замедление водообмена имеет как отрицательные, так и положительные эффекты.

Очень хорошо роль волжских водохранилищ в улучшении качества воды охарактеризовал крупнейший специалист в этой области, доктор географических наук, профессор А. Б. Авакян:

“Наряду с отрицательными последствиями, вызванными замедлением водообмена, отмечается, при прочих равных условиях, улучшение качества воды по таким показателям, как прозрачность, цветность, содержание взвешенных веществ, количество сапрофитных бактерий. В донных отложениях аккумулируется огромное количество загрязняющих веществ — тяжелых металлов, пестицидов, нефтепродуктов, трудноразлагаемых органических соединений. Если бы не было водохранилищ, значительный объем загрязняющих веществ перемещался бы по речной системе и вывел бы из строя нерестилища на Нижней Волге и нагульные площади осетровых рыб в Северном Каспии. В то же время сама Волга при современных объемах загрязнений в маловодные периоды превратилась бы в сточную канаву.”

Парадокс — водохранилище одновременно приёмник сточных вод и источник водоснабжения!

К сожалению, это исторически сложившаяся во всем мире практика. Из одних и тех же водоемов берется вода для водоснабжения и в них же  сбрасываются сточные воды – просто потому, что больше сбрасывать их некуда. Полностью уйти от этого в обозримой перспективе невозможно, но можно и нужно добиваться сокращения сбросов загрязняющих веществ до безопасных уровней путем совершенствования систем очистки сточных вод и широкого внедрения оборотного водоснабжения.

Подведем итоги. Безусловно, помогать Волге надо. Только в одной Нижегородской области в 2010 году было сброшено в Волгу и ее притоки 346 миллионов тонн недостаточно очищенных сточных вод, а еще 28 миллионов тонн сточных вод сбрасывалось вообще без всякой очистки. Периодически по ряду загрязняющих веществ фиксируются превышения ПДК в десятки раз. Водоохранная зона всеми правдами и неправдами активно застраивается. Вот это – реальные, а не мнимые проблемы.


Поделиться



Отмечено как: , .

Комментарии (13)

  • Владимир написал 28.04.2012 в 12:22 Ответить

    К информации http://www.rushydro.ru/press/news/17559.html. Как будут защищены объекты нижнего бьефа при максимальном расчетном сбросном расходе воды (при НПУ 68,0 м, при работе всех 18 отверстий водосброса и работе какой-то части турбин ГЭС), если они подтапливаются уже сейчас?

    • Пресс-служба написал 28.04.2012 в 12:30 Ответить

      В смысле, если придет половодье редкой повторяемости — 0,01%? Никак. Это будет крупномасштабное, но очень редкое стихийное бедствие, защищать от которого все объекты бессмысленно по экономическим соображениям.

  • Владимир написал 28.04.2012 в 13:54 Ответить

    Пропуск половодья и дождевых паводков редкой повторяемости – 0,01% не считается стихийным бедствием. Стихийным бедствием считается пропуск расходов притока воды выше принятых в расчетах. А при расчетных притоках допустимы кратковременные подтопления и восстановимые разрушения, но не более того.

    • Пресс-служба написал 28.04.2012 в 15:22 Ответить

      Это справедливо для гидротехнических сооружений 1 и 2 класса, которые рассчитаны на то, чтобы такие расходы пропустить. А деревня в нижнем бьефе на это не рассчитана и для нее это — стихийное бедствие.

  • Владимир написал 28.04.2012 в 15:47 Ответить

    Выходит гидроузел — стихийное бедствие для деревни? Вы думаете, что пишите.

    • Пресс-служба написал 28.04.2012 в 15:54 Ответить

      У Вас какая-то странная, неведомая мне логика. При чем тут гидроузел? Сильные и катастрофические половодья случаются на реке вне зависимости от наличия или отсутствия на ней гидроузлов. Водохранилища могут уменьшить их разрушительные последствия, но их возможности имеют свои пределы — свободная емкость не безгранична.

  • Владимир написал 29.04.2012 в 10:00 Ответить

    СНиП 33-01-2003 (термины и определения). Безопасность гидротехнического сооружения: Свойство гидротехнического сооружения, позволяющее обеспечивать защиту жизни, здоровья и законных интересов людей, окружающей среды и хозяйственных объектов.
    5.4.4 Пропуск поверочного расчетного расхода воды должен осуществляться при (ФПУ). При этом, учитывая кратковременность прохождения пика паводка, допускается размыв русла и береговых склонов в нижнем бьефе гидроузла, не угрожающий разрушением основных сооружений, селитебных территорий и территорий предприятий, при условии, что последствия размыва могут быть устранены после пропуска паводка.
    Если приоритет отдается безопасности, то всегда можно обеспечить требования СНиП, если эти требования не нарушаются, то есть сохраняется резерв безопасности, заключающийся в холостом сбросе воды с пониженного уровня водохранилища.

    • Пресс-служба написал 29.04.2012 в 11:11 Ответить

      У Чебоксарского гидроузла в нынешнем виде на НПУ 63 м вообще ФПУ нет, по большому счету. Как и регулирующей емкости. Сколько притекает — столько и вытекает.

  • Владимир написал 30.04.2012 в 07:30 Ответить

    Я говорю о будущем Чебоксарского гидроузла, когда его полезная емкость составит 5,7км3, а все расчеты будут выполнены в строгом соответствии СНиП.

    • Пресс-служба написал 30.04.2012 в 12:56 Ответить

      А в будущем Чебоксарское водохранилище сможет осуществлять ограниченное сезонное регулирование.

  • Владимир написал 30.04.2012 в 15:22 Ответить

    Неполное годовое (сезонное) регулирование стока при необходимости всегда можно превратить в годовое регулирование. Насколько я понимаю такая необходимость и возможность для Чебоксарского гидроузла существует.

    • Пресс-служба написал 30.04.2012 в 15:58 Ответить

      Это как, интересно? Одна только Ока сбрасывает в половодье больше, чем имеется свободной емкости водохранилища. А есть еще Ветлуга, Сура, Керженец, да и сама Волга, которая хоть и зарегулирована верхневолжскими гидроузлами, но весной все одно немалый сток генерирует.

  • Владимир написал 30.04.2012 в 18:33 Ответить

    Повторяю, приоритет обязаны отдавать безопасности. Кроме того, «РусГидро» необходимо требовать от регионов и контролирующих органов страны освобождения охранных зон, застроенных бесконтрольно с их попустительства (должна быть разработана специальная программа). Нарушают все, а гидроэнергетиков делают ответственными.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Имя*
E-mail*
Сайт
Комментарий

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>