Разбор позиции WWF по наводнению на Дальнем Востоке

Беспрецедентное наводнение на Дальнем Востоке вызвало широкое обсуждение на традиционные для России темы — кто виноват и что делать. Не касаясь первой из них, остановимся на второй, т.е. на различных предложениях о том, как защитить регион от новых паводков. Свою позицию по этому вопросу высказали и официальные лица, и общественные организации, среди которых выделяется заявление WWF России, которое хотелось бы прокомментировать отдельно. Цитаты из заявления выделены синим, будет много букв.

Фото отсюда

«Великая река еще раз показала свой характер и доказала, что требует к себе серьезного отношения, что человек должен приспосабливаться к ней. Свободно текущий Амур должен иметь свободную пойму, чтобы вода могла распластаться в паводок, нанося минимальный ущерб людям.»

Наводнение 2013 года затопило не только пойму, но и надпойменную террасу, и в целом охватило колоссальные площади (что хорошо видно на космических снимках). Из позиции «вода могла распластаться в паводок, нанося минимальный ущерб людям» логично следует вывод о фактическом отказе от хозяйственного освоения не только поймы, но и надпойменной террасы, т.е. лучших земель региона. Это означает полную капитуляцию перед стихийным бедствием, сознательный отказ от вполне эффективных защитных мер.

«Сегодня все чаще высказывается мнение о том, что единственная панацея от наводнений на Амуре – строительство новых плотинных гидроэлектростанций (ГЭС). Но мировой опыт показывает, что только строительство противопаводковых плотин и водохранилищ не решает всей проблемы.»

С этим утверждением трудно не согласиться. Действительно, только строительство регулирующих водохранилищ полностью не решит проблему, ибо водохранилища — хоть и важнейший, но не единственный компонент комплексной водохозяйственной системы, направленной на снижение ущерба от наводнений.

«Примерно раз в 100 лет приходит такая вода, что плотины не выдерживают, часто провоцируя еще больший ущерб ниже по течению.»

Данное утверждение не подкреплено никакими примерами. Практика говорит об обратном — даже в случае прихода редких катастрофических паводков водохранилища существенно снижают их разрушительную силу. Яркие примеры — работа Зейской ГЭС при пропусках паводков 2007 и 2013 годов, каждый из которых имел повторяемость реже, чем 1 раз в 100 лет.

«А иногда кончаются и катастрофой при разрушении дамб и переливе воды через гребень плотин»

В мире не зафиксировано ни одного случая разрушения плотины 1 класса с крупным регулирующим водохранилищем, рассчитанной на пропуск паводка повторяемостью 1 раз в 10000 лет, в результате перелива через гребень. А именно такие плотины построены и планируются к строительству в бассейне Амура.

«Наиболее ярким и печальным примером может служить наводнение на реке Янцзы в 1998 году. Количество выпавших осадков превысило объем противопаводковой емкости водохранилищ, дамбы рухнули, и вода в одночасье хлынула на плотно заселенную пойму. В результате пострадало более 100 миллионов человек, тысячи людей погибли, ущерб составил 30 миллиардов долларов.»

«Смешались в кучу кони, люди».
В 1998 году на Янцзы вообще не было никаких регулирующих водохранилищ — единственная размещенная тогда на реке ГЭС «Гэчжоуба» имеет водохранилище с ничтожным для такой реки объемом 1,58 км3. Понятно, что никакой роли оно не могло сыграть — и не сыграло, хотя сама плотина осталась в полной сохранности. В ходе этого наводнения дамбы действительно прорывало — но это были дамбы обвалования, а не плотины водохранилищ. Наводнение 1998 года в Китае (как и недавние наводнения в Европе) ярко показали, что строить всю защиту на одном компоненте — защитных дамбах обвалования, неэффективно и опасно. Необходимы крупные регулирующие водохранилища, которые в том же Китае в бассейне Янцзы после этого стали строить в очень значительных объемах.

«В 2010 году, несмотря на введение в эксплуатацию ГЭС «Три ущелья» и реконструкцию противопаводковых дамб на Янцзы, наводнение снова предотвратить не удалось. Ситуация повторилась, хотя специалисты считают это наводнение не более сильным, чем в 1998 году.»

ГЭС «Три ущелья» имеет полезный объем водохранилища 22 км3, это всего 2% от годового стока Янцзы. И тем не менее, оно сработало очень эффективно, срезав пик паводка с 70000 м3/с до 40000 м3/с, т.е. почти в два раза. Вообще наводнения 1998 и 2010 годов сравнивать не очень корректно, поскольку в 2010 году наводнение охватило гораздо большие территории, но при этом большинство жертв не утонуло, а погибло под огромными оползнями, накрывавшими целые деревни.

«В 2010 году от наводнения пострадала Европа, несмотря на систему капитальных противопаводковых дамб, защищавших крупные населенные пункты. В июне 2013 года в результате повторения паводка на реках Рейн и Эльба прорваны дамбы, Дунай вышел из берегов, пострадали Венгрия, Австрия, Германия и другие страны. Есть погибшие и пропавшие без вести. В США река Миссисипи в 2010 году разрушила противопаводковые дамбы, затопила многочисленные городки и фермы, находящиеся в пойме реки, в значительной степени разрушила город Новый Орлеан.»

Прекрасная демонстрация того факта, что только защитные дамбы не могут служить надежной защитой от наводнений — необходимы крупные регулирующие водохранилища, которые могут физически удержать избыточный сток. Во всех перечисленных случаях они отсутствовали.

«Учитывая опыт этих наводнений и принимая во внимание уроки ситуации нынешнего года на реках Зея и Амур, необходимо думать не только о строительстве новых плотин, которые могут удержать воду, но и о том, что приток очень многоводных лет может превысить противопаводковые возможности водохранилищ»

Безусловно, емкость водохранилищ не безгранична, и сооружение водохранилищ является лишь частью единого водохозяйственного комплекса.

«Первоочередным мероприятием, имеющим долговременный положительный результат, должно стать регламентирование использования поймы и строительство защитных гидротехнических сооружений вокруг населенных пунктов. Так, необходимо выделение зон затопления при паводках различной обеспеченности и определение для этих зон возможных видов хозяйственного и иного использования. К примеру, низкая пойма реки Зеи непригодна для поселений, так как с периодичностью примерно в 25 лет затапливается с нанесением серьезного ущерба жителям и хозяйствующим субъектам. По этой же причине на ближайших к реке участках поймы рискованно размещать капитальные производственные сооружения. Ведение сельского хозяйства на пойменных землях также должно регламентироваться. Распашка поймы вплоть до уреза малых и больших рек не должна быть допустима ввиду высокого риска подтопления и затопления поймы при годах высокой водности. В то же время сенокошение, как и сезонное пастбищное животноводство на территории поймы вполне возможны. А если предусмотреть систему вывоза заготовленных кормов и животных в капитальные сооружения на незатапливаемой территории, то и безопасны»

Абсолютно здравое предложение. Собственно, ничего нового в нем нет — уже много лет существуют строительные нормы и правила, запрещающие капитальное строительство на землях, затопляемых 1 раз в 100 лет и чаще, без адекватных инженерных защит. Если бы эти требования выполнялись, ущерб от наводнения 2013 года был бы намного меньшим.

«Безусловно, строительство новых плотинных ГЭС, особенно в верховьях притоков Амура, также может помочь удержать часть паводков, но не катастрофического уровня.»

Не вполне понятно, что имеется в виду под термином «удержать». Если это соответствует термину «полностью предотвратить», то действительно, водохранилища, как и любые другие мероприятия, полностью защитить от любого возможного наводнения не могут. Но намного снизить ущерб от них им вполне по силам.

«Например, Зейская ГЭС действительно уменьшила и, самое важное, сместила по времени пик паводка.»

Признание эффективной работы Зейской ГЭС в ходе наводнения от весьма критично относящейся к гидроэнергетике организации вдвойне приятно.

«Но нужно признать, что полностью удержать паводок редкой повторяемости (паводок, характерный для очень многоводных лет) не в состоянии ни одно гидротехническое сооружение.»

Разумеется, но никто и не ставит такой абсурдной и с технической, и с экономической точки зрения задачи.

«Если мы рассмотрим график поступления воды в водохранилище и изменение уровня, то станет понятно, что Зейская ГЭС удержала около половины объема паводка верховьев р. Зея (хотя не более 10% от общеамурского паводка и уж никак не 6 метров паводков волны).»

Это говорит только об одном — о слабой зарегулированности всего бассейна Амура и острой необходимости строительства новых регулирующих водохранилищ. кстати, про 6 метров — это уровень снижения паводковой волны в районе г.Зея, а не в Амуре.

«Но за счет сбросов во второй-третьей декаде августа 2013 г. уровень реки Зеи оставался на довольно высокой отметке.»

Сбросы с Зейской ГЭС превысили приточность в водохранилище только 20 августа, причем с 23 августа и до конца месяца уровень сбросов оставался неизменным. При этом уровень воды на нижней Зее (гидропост Малая Сазанка) за это время снизился почти на 3 м, т.е. наибольшие сбросы воды со станции пришлись на период после прохождения основной волны паводка и паводковую ситуацию существенно не осложнили.

«Важно, что представители «РусГидро» отмечали отсутствие технической возможности сбрасывать избыток воды при наполнении водохранилища до отметки нормального подпорного уровня (НПУ) – 315 метров. Это не позволило регулировать уровень водохранилища в промежутке 315–317,5 м. По оценке самих гидроэнергетиков, высказанных в СМИ, Зейская ГЭС удержала к 22–23 августа более 6 кубических километров воды и, тем самым, существенно снизила затопление поймы. К моменту начала сбросов объемами более 3000 кубометров в секунду (01.08.2013) водохранилище подошло с избытком воды (выше НПУ) чуть больше 6 кубических километров. И если бы у владельца Зейской ГЭС компании «РусГидро» была возможность сбрасывать воду ранее малыми объемами, вполне возможно, площадь затопленных территорий была бы значительно ниже.»

На этом аргументе следует остановиться более подробно, поскольку он высказывается очень часто. Действительно, Зейская ГЭС не может сбрасывать воду вхолостую до достижения отметки 317,5 м. Эта техническая особенность компенсируется очень большим резервным объемом Зейского водохранилища, что позволяет в общем случае обойтись без предварительных холостых сбросов.
Есть и еще один аспект этого вопроса. Предварительные сбросы эффективны при наличии точного прогноза на сильный паводок. К сожалению, такие прогнозы более чем на неделю не выдаются — это фундаментальное ограничение современной метеорологической науки. Причем, даже прогнозы на 2-3 дня могут иметь ошибку в районе 50%.
В реальной ситуации 2013 года отметки 315 м была достигнута 20 июля, а уже 24 июля по всей Амурской области был объявлен режим ЧС по паводку, и любое увеличение сбросов осложняло бы паводковую ситуацию, что при наличии значительной резервной емкости водохранилища было бы трудно обосновать. Проще говоря, с 24 июля Зейская ГЭС фактически перешла в режим защиты населенных пунктов от наводнения с задачей сбрасывать вниз воды так мала, насколько это возможно с точки зрения обеспечения безопасности самой станции. И эти 6 кубокилометров между отметками 315 и 317,5 м — это та вода, которая не попала в Зею и не затопила населенные пункты.

«Таким образом, реконструкция Зейской ГЭС – создание обводного канала, по которому вода может сбрасываться с отметки 315 метров и ниже, в русло реки ниже по течению от города Зеи, может стать одним из значимым способов снижения ущерба от паводков.»

Данное мероприятие, к слову очень дорогостоящее, при пропуске катастрофических паводков, учитывая отсутствие долгосрочных прогнозов, имеет довольно ограниченную эффективность. Для примера можно провести реальные холостые сбросы с Зейской ГЭС в 2007 году, которые проводились с отметки ниже 317,5 м в течение почти 2 месяцев. За это время было сброшено вхолостую 2,65 км3 воды, и если экстраполировать на 2013 год, заблаговременные сбросы позволили бы лишь оттянуть увеличение сбросов до 3500-4500 м3/с на несколько дней, но не предотвратить их полностью (как они не были предотвращены и в 2007 году).
При пропуске же паводков, случающихся реже, чем 1 раз в 100 лет, дополнительный водосброс вообще не нужен — емкость водохранилища позволяет обойтись без значительных холостых сбросов вообще.

«И эта задача является более важной, так как все предлагаемые к строительству ГЭС будут влиять на уровень воды при паводке незначительно в силу либо своего положения, либо технологических особенностей. Гилюйская ГЭС будет располагаться выше Зейской и при повторении сценария наводнения 2013 года не сможет значимо влиять на ситуацию в нижнем бьефе Зейской ГЭС.»

Как раз расположение Гилюйской ГЭС выше водохранилища Зейской ГЭС позволит задержать в Гилюйском водохранилище дополнительные объемы воды и предотвратить их сброс вниз. При этом стоимость Гилюйской ГЭС будет сопоставима со стоимостью дополнительного водосброса Зейской ГЭС, но ее экономическая эффективность намного выше.

«Строительство Нижне-Зейской ГЭС важно с точки зрения создания контррегулятора Зейской, однако ее противопаводковые свойства не будут значительными. Контррегулятор обладает небольшим водохранилищем, приспособленным для пропуска водосброса плотины, находящейся выше по течению, для сглаживания резких суточных и недельных колебаний уровня. Следовательно, плотина Нижне-Зейской ГЭС сможет только незначительно отодвинуть по времени начало паводка, что важно для своевременного начала спасательных работ, но не повлияет на площадь затопления. В ситуации же, аналогичной ситуации 2013 г., Нижне-Зейское водохранилище может оказаться вовсе неэффективным, т.к. его свободная емкость будет быстро заполнена притоком рек, впадающих в Зею ниже плотины Зейской ГЭС, таких как Уркан и Тыгда.»

Действительно, противопаводковые возможности Нижне-Зейской ГЭС не столь велики, в связи с ограниченным полезным объемом ее водохранилища (около 1 км3), хотя определенную позитивную роль сыграет и она. Но главные игроки на этом фронте — другие станции.

«Строительство других плотин ГЭС не исключает возможности затопления поймы рек, населенных пунктов и хозяйственных объектов, расположенных на этой территории.»

Вместо подробного рассмотрения других проектов выдается вот такая странная, бездоказательная фраза. А подробно рассмотреть их стоит, потому как параметры этих объектов весьма серьезные, существенно превосходящие таковые Гилюйской и Нижне-Зейской ГЭС. Так, проектный полезный объем водохранилища Шилкинской ГЭС — 8,8 км3, двух ГЭС на Селемдже — суммарно 9,7 км3 , Нижне-Ниманской ГЭС — 8,3 км3. Если бы эти ГЭС были построены к 2013 году, ущерб от паводка был бы существенно ниже.

«Предложения WWF России:
•разработать комплекс мер, выводящих людей и капитальные постройки из зоны возможного затопления;
•принять в каждом регионе нормативно-правовые акты, регламентирующие использование пойменных земель, находящихся в зоне воздействия паводка;
•предотвратить уменьшение противопаводковой емкости крупных рек возведением сооружений прямо в русле реки, как это сделали при строительстве новой набережной в Благовещенске;
•определить населенные пункты, в которых целесообразно создание противопаводковых дамб;
•заключить международные соглашения, позволяющие наладить обмен оперативной информацией о паводковой ситуации;
•включить в СКИОВО по Амуру разработку и дальнейшее принятие научной и нормативной базы, регламентирующей использование поймы и проведение противопаводковых мероприятий.»

При всей полезности этого списка (разве что определенные споры вызывает «наезд» на набережную Благовещенска, которая согласно ряду оценок спасла город от куда более серьезных последствий), в нем явно недостает одного пункта — проектирование и строительство крупных регулирующих водохранилищ, как наиболее эффективной меры борьбы с наводнениями. Впрочем, наверное не стоит требовать от WWF большего, чем они признали сами.


Поделиться



Отмечено как: , .

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Имя*
E-mail*
Сайт
Комментарий

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>